12-12-2016 Просмотров: 58 Виктор Милитарев

Спор о «российской нации»

После недавнего заявления президента о необходимости принять Законrnо российской нации, эта тема в очередной раз стала активно обсуждаться. И в очереднойrnраз патриотическая общественность выразила свое недовольство этим концептом. Я хочуrnболее-менее систематически описать причины нашего недовольства идеей «российскойrnнации».

rnrn

Оговорюсь сразу. Я не хочу здесь обсуждать различия между терминамиrn«народ», «нация», «этнос» и «национальность». Те, кого интересует моя точка зренияrnпо этому вопросу, могут почитать мою старую статьюrn«Украина как лаборатория промысла Божия», где я эту тему подробно разбираю. Сейчасrnже меня интересует другое. Что стоит за концептом «российской нации», и почему этотrnконцепт в том виде, в каком его нам сейчас предлагают, представляется мне неприемлемым.

rnrn

Казалось бы, что плохого в идее российской нации? Ведь это всегоrnлишь совокупность всех живущих в России и за ее пределами граждан. И почему бы нам,rnгражданам России, не быть солидарными в своем гражданстве и не любить свою общуюrnРодину? Тем более что «российская нация» есть лишь другое название русского народа.rnВедь Россия, по всем европейским и мировым меркам, страна моноэтническая. 80% российскихrnграждан определяют себя как русские. 90% называют русский язык родным. К тому же,rnникакой дискриминации нацменьшинств по этническому признаку у нас, слава Богу, нет.

rnrn

Однако, сторонники идеи «российской нации» вовсе не считают современнуюrnРоссию моноэтническим государством. А считают они ее государством полиэтническим,rnили, как у нас принято выражаться, «многонациональным». И российская нация для нихrnвовсе не синоним русской нации. Российская нация для них является формой солидарностиrnпроживающих в нашей стране «многих национальностей». Более того, насколько я понимаю,rnидеологов «российской нации» не устраивает даже распространенная в патриотическойrnсреде формулировка «русский народ и другие народы России». Для них российская нацияrnсинонимична не «русскому и другим народам», а «многим народам России». То есть,rnиначе говоря, «российская нация» это для них синоним используемого в Конституцииrnтермина «многонациональный народ Российской Федерации».

rnrn

Казалось бы, и в этом нет ничего криминального. Ведь это же всеrnлишь словоупотребление, которое никак не может отменить того факта, что русскихrnв России 80−90%. Ну, назвали они нас вслед за Ельциным «россиянами», а намrnчто, жалко? Хоть горшком назови, только в печь не ставь. Однако все не так просто.

rnrn

Вполне можно было бы отказаться от упоминания русского народаrnв Конституции и в обсуждаемом Законе о российской нации, если бы не одно чрезвычайноrnпринципиальное обстоятельство. Почему-то почти во всех конституциях республик вrnсоставе РФ, причем, как правило, в первых же строках упоминается «титульная нация»rnэтой республики.

rnrn

И, следовательно, если мы не желаем практиковать двойные стандарты,rnто мы должны либо исключить упоминание титульных национальностей в конституцияхrnреспублик, либо ввести упоминание русского народа в Конституцию РФ и федеральноеrnзаконодательство. Это как минимум. Если же мы этого не желаем делать, то мы должныrnпризнать, что концепции российской нации и многонационального народа России направлены,rnпрежде всего, на позитивную дискриминацию всех нерусских народов России за счетrnрусского большинства. И, собственно, подозрения в том, что именно такова национальнаяrnполитика постсоветских российских властей, кажутся мне небезосновательными.

rnrn

Если я правильно понимаю, наши власти считают нацреспублики иrnдиаспоры титульных национальностей этих республик одним из наиболее слабых и уязвимыхrnмест нашего государства. Власти, как мне кажется, уверены в том, что если не самиrn«титульные национальности», то их «национальные элиты» гораздо более сплочены и,rnтак сказать, «крикливы», чем русский народ. А он представляется нашими властями,rnв основном, в образе «молчаливого большинства». И поэтому в целях «сохранения стабильности»,rnнацменьшинства следует «ублажать» гораздо больше, чем «молчаливое большинство».rnКоторое «и так никуда не денется с подводной лодки». И, в этом смысле, концепцияrnроссийской нации есть лишь «теоретическое увенчание» реальной практики властей поrnпозитивной дискриминации нацменьшинств.

rnrn

Эта исходящая из прагматических соображений концепция властейrn«усугубляется» взглядами самих теоретиков «российской многонациональности». А именноrn— уверенностью части российской интеллигенции в том, что национальные меньшинстваrnв России столетиями — и при Романовых, и при советской власти, подверглись колониальномуrnугнетению и дискриминации, и что, в этом смысле, русские имеют перед ними «неоплатныйrnдолг». Такая смесь «советского интернационализма» с «антисоветским антиколониализмом».rnПрямо об этом не говорится, но уже то, как лицемерно теоретики «российской нации»rnиспользуют сам термина «нация» говорит о многом.

rnrn

Потому что уж чем-чем, а «гражданской нацией» или «политическойrnнацией» в том смысле, как это понимается на Западе, предлагаемая «российская нация»rnникак не является. Подчеркиваю, я сейчас говорю не о «германской» концепции этническойrnили этнокультурной нации, а именно о «французской» концепции гражданской нации.rnВедь эта концепция, резко отстраиваясь от этнической идентичности и культурных традиций,rnа взамен акцентируясь на идентичности гражданской, является концепцией унификаторскойrnи ассимиляционной. Напрочь отвергающей любую идеологию «многонационального народа».

rnrn

Нация по этой концепции одна, как и язык, и гражданство. И в тойrnже «прогрессивной» Франции ее национальные меньшинства, являющиеся при этом кореннымиrnнародами, такие как корсиканцы, бретонцы, баски или каталонцы добивались права изучатьrnв своих школах родной язык почти двести лет после революции. Я уж не говорю о том,rnчто свою «Украину» — провансальско-аквитанско-гасконский Юг, Франция насильственноrnассимилировала, практически переведя провансальский язык в разряд мертвых языков.

rnrn

И так же, как и во Франции, обстоит дело и во всех остальных странах,rnпрактикующих «гражданскую идентичность». Исключением из этой практики являются толькоrnмногонациональные федерации типа Индии или Швейцарии. Но они таки и являются многонациональными.rnВ них нет народа, насчитывающего по своей численности больше половины населения.rnТак что давайте скажем честно. Идеология «многонационального народа России» являетсяrnне идеологией гражданской нации, а продолжением «ленинской национальной политики»,rnто есть идеологией интернационализма.

rnrn

Причем, сегодня этой идеологии, хотя и в стыдливой форме, придерживаетсяrnтолько Россия. Даже Китай, несмотря на весь свой «официальный интернационализм»,rnстарается заселить все свои «автономные округа» и другие нацтерритории ханьцамиrnтак, чтобы их всюду было не меньше 80%. Да и страны Запада, несмотря на весь свойrnнынешний «мультикультурализм», от ассимиляции меньшинств вовсе не отказываются.

rnrn

Итак, мы имеем в идее «российской нации» две составляющие. Прагматическуюrnпозицию властей, уверенных в том, что без позитивной дискриминации нацменьшинствrnстабильность в стране может пошатнуться и теоретические взгляды интернационалистскогоrnхарактера, утверждающие, что о нацменьшинствах надо больше заботиться, чем о народе,rnсоставляющем большинство населения.

rnrn

Начну с позиции властей. Я не могу сказать, что такая позиция,rnесли конечно я ее правильно реконструирую, является совсем уж безосновательной.rnТем не менее, на мой взгляд, она крайне контрпродуктивна. Потому что даже если «нацэлиты»rnи правда таковы, и, более того, обладают средствами «мобилизации» своих этносов,rnэто вовсе не означает того, что практика двойных стандартов и позитивной дискриминацииrnнациональных меньшинств решает и решит проблему поддержания стабильности в нашейrnстране и, в частности, проблему стабильного межэтнического мира. Особенно в ситуации,rnкогда позитивная дискриминация нацменьшинств «естественным образом» распространяетсяrnи на трудовых и предпринимательских мигрантов из стран бывшего СССР.

rnrn

Представители русской интеллигенции из нацреспублик уже давноrnпрямо-таки «волком воют», говоря о том, что русские в республиках все больше чувствуютrnсебя людьми второго сорта. Приблизительно так, как чувствуют себя русские и русскоязычныеrnна Украине. Миграция, отбирающая рабочие места у граждан РФ, вызывает чрезвычайноеrnраздражение уже много лет. Причем, в последние годы раздражение на мигрантов усугубляетсяrnеще и тем, что у очень многих в нашей стране возникает впечатление, что трудовомуrnмигранту из Средней Азии гораздо легче получить российское гражданство, чем живущемуrnв Средней Азии русскому. А уж мигранты-предприниматели из Закавказья все до одногоrnграждане России, причем довольно давно.

rnrn

И все это дополнительно усугубляется тем, что на протяжении многихrnлет почти при всех конфликтах на этнической почве властями практиковалось избирательноеrnправосудие в пользу нерусской стороны конфликта. Спасибо, что, хотя бы в этом пункте,rnнаконец, началось хоть какое-то продвижение. Начиная с конфликта в Сагре, правоохранительныеrnорганы стали, так сказать, «судить по справедливости». Не всегда, но довольно часто.rnПлюс к этому, нужно добавить, конечно, буквально героические усилия глав Чечни иrnДагестана Кадырова и Абдулатипова по профилактике молодежных межэтнических конфликтовrnв Москве.

rnrn

Так что, ситуация, конечно, до точки кипения, слава Богу, не доходит,rnно сказать, что в межэтнических отношениях у нас царят тишь да благодать — былоrnбы, мягко выражаясь, чрезвычайным преувеличением. И было бы крайне наивным считать,rnчто предлагаемый Закон о российской нации явится эффективным средством межэтническогоrnумиротворения. По крайней мере, в той концепции, которую предлагают его инициаторы.

rnrn

Гораздо менее опасными мне кажутся «интернационалистские теории».rnДаже если они основываются на ошибочной историографии про «тюрьму народов». Ну,rnсчитает нужным российская власть трогательно поддерживать национальные меньшинства.rnТем более, что они в подавляющем большинстве являются коренными народами, и другойrnРодины, кроме России, у них нет. Более того, наличием реально действующих национально-территориальныхrnавтономий мы можем гордиться перед всем миром. В этом, самом по себе, я не вижуrnничего плохого, если, конечно, для реализации такой политики не нарушаются праваrnрусского большинства.

rnrn

Я уж не говорю о том, что концепция «многонационального народаrnРоссии» очень хороша для определения того, кто из соискателей российского гражданстваrnявляется нашим соотечественником, кому российское гражданство полагается автоматически,rnа кто должен, так сказать, «становиться в общую очередь». Понятно же, если твоиrnпредки, неважно в каком поколении, постоянно проживали на нынешней территории РоссийскойrnФедерации, то ты имеешь полное право на получение автоматически гражданства РоссийскойrnФедерации.

rnrn

И, кстати, меня очень радует, что эта идея вызывает глубочайшееrnнегодование у тех, кто хотел бы превратить нашу страну в «проходной двор». У тех,rnкто считает, что нам нужна «многомиллионная заместительная миграция», у тех, ктоrnсчитает необходимым предоставлять автоматически российское гражданство всем жителямrnбывшего Советского Союза, у тех, кто считает необходимым вообще исключить из нашегоrnзаконодательства понятие «соотечественников» и принять вместо Закона о соотечественникахrnмаксимально либеральный Закон об иммиграции.

rnrn

Вот недавно на передаче «Время покажет» я только буквально ротrnраскрыл, чтобы презентовать эту идею, по сути цитируя Конституцию РФ, сказал: «Чьяrnстрана Россия? Россия — страна многонационального народа российской Федерации»,rn— как меня на крайне повышенных тонах перебилrnМаксим Шевченко. Он громким негодующим голосом сказалrnмне: «Ты фашист!». А ведущий телепередачи Артем Шейнин, видимо,rnвозмущенный тем, что я в ответ на обвинение в фашизме довольно громко потребовалrnот Шевченко «прекратить орать», слово мне так и не дал. Этот невольный экспериментrnдополнительно убеждает меня в том, что в идее «многонационального народа России»rnналичествует позитив.

rnrn

Беда в том, что и в нынешних конституционных формулировках, иrnв практикуемой властями политике негатива, к сожалению, больше, чем позитива. Чтоrnя имею в виду?

rnrn

Во-первых. В результате проводимой властями интернационалистскойrnполитики, особенно, благодаря ее «стыдливости», благодаря тому, что «власти скрывают»rnреальные основания и мотивы своей деятельности в сфере межнациональных отношений,rnу большинства российских граждан (независимо от этнической принадлежности) возникаетrnвпечатление, что власти проводят политику сознательной дискриминации русских 80−90%rnв пользу нацменьшинств. И это «впечатление» никак не способствует межнациональномуrnмиру в России

rnrn

Во-вторых. Пора прекратить позитивную дискриминацию национальныхrnменьшинств там, где она реально присутствует, и перейти к национальной политике,rnгарантирующей полное равенство всех граждан Российской Федерации, независимо отrnих этнической принадлежности.

rnrn

В-третьих. Необходимо наряду с признанием прав национальных меньшинствrnРоссии на развитие своих национальных культур, законодательно закрепить тот факт,rnчто российское государство построено на «монокультурализме» русской культуры. Чтоrnрусская культура лежит в основе нашего государства.

rnrn

И, наконец, может быть самое главное. Хватит уже пользоватьсяrnотвратительной и косноязычной бюрократической фразеологией, не только стилистическиrnбезвкусной, но и вызывающей у большинства населения обоснованные подозрения в проведенииrnрусофобской политики. Давайте раз и навсегда выучим наизусть: не «многонациональныйrnнарод России», а просто «народ России». И не «российская нация», а «русский и другиеrnнароды России». И поверьте — такой отказ от бюрократической фени и замена ее нормальнымrnрусским языком очень сильно улучшит межнациональные отношения в нашей стране.

rnrn

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
80, за 0,356