22-08-2005 apn

Десять баксов не лишние

На многолюдном майдане симпатичный молодой человек подошел к гарному хлопчику:

— Привет, давай знакомиться. Меня Гера зовут.

— Не понял? — то ли удивился, то ли возмутился гарный хлопчик.

— Тебе разве не нужен друг? — ласково поинтересовался симпатичный молодой человек.

— Чего? — набычился гарный хлопчик.

— Ну что тебе, десять баксов лишние? — проникновенно спросил молодой человек.
— Да тут не далеко.

— Не, я чё-то тебя не пойму. Где недалеко? Какие десять баксов? И ваще,
ты кто такой?

— Я же тебе говорю, — терпеливо объяснил молодой человек, —меня Гера зовут.
Я тоже министр экономики, только ты министр в Украине, а я — в России. У нас
в Москве, это тут — совсем не далеко — проводится акция. Только до конца августа.
Каждого, кто входит в наше единое экономическое пространство, мы бесплатно подключаем
к газовой трубе. И еще даем премию 10 баксов с каждой тонны купленного у нас
газа. Вот я тебя и спрашиваю, разве тебе не нужен друг в российском правительстве,
который подключит тебя бесплатно к газовой трубе и еще организует премию по
10 баксов с тонны?

— Погоди-ка. Кажется, начинаю понимать. Так вы даете откат по 10 баксов
с тонны?

— Нет, отката мы не даем. Мы вообще с коррупцией боремся. Но мы выплачиваем
премию с тонны. Это очень похоже на откат, но по экономической сущности совсем
другое, хоть по Марксу, хоть по Кейнсу.

— Ну, если и по Марксу, и по Энгельсу… Я бы, может, и согласился, но сам
ничего решить не могу. Я ведь не тебя ждал. Я девушку жду…

— Какую еще девушку?

— Ну, какую… А сам-то как думаешь, какую девушку такой гарный хлопчик может
на майдане ждать? Красивую девушку, с косичками.

— С косичками?

— С косичками. Они их кренделем укладывает.

— Может, она еще и школьную форму носит?

— Нет, она дорогие платья и костюмы носят. И все ее спрашивают, мол, откуда
у тебя взялись гривны на дорогущие платья и костюмы? А она тоже за словом в
карман не лезет, мол, раньше у правительства спрашивали, откуда у них взялись
заводы и газопроводы, а теперь спрашивают только про платья. Намекает, значит,
что могла бы заводы с газопроводами стырить, а прихватила только на платья.
Сама честность!

— Я, кажется, знаю эту девушку. Я ее и в гости звал, но она к нам в Москву
не приезжает. Потому что это тут, в Киеве, она только на платья прихватила.
А у нас в Москве немного побольше к рукам прибрала. Так что ты смотри, как девушка
придет, ты нам с ней вовсе без надобности будешь. Потому как эта девушка не
станет думать, нужен ли ей друг. Она, как про баксы речь заходит, сразу хватку
показывает.

— Ну, ладно, ладно. Ты не горячись. Я же не отказываюсь. Я согласен. Только
я что-то в тоннах плохо понимаю, так что ты мне скажи, сколько мне будет с одного
баллона причитаться.

— С баллона?

— Ну да. У нас газ все больше в баллонах. Вот мы и будем в баллонах считать.
А что тут такого? Нефть же бочками считают, так чего бы газ баллонами не посчитать?
Ну, не хочешь баллонами, давай хотя бы в центнерах считать. Мне так привычнее.
У меня вся экономика в центнерах с гектара.

— В центнерах – это другое дело. Так, щас прикинем. Значит, с тонны у нас десять
баксов. В тонне десять центнеров. Получается, что с центнера… будет премия…
это у нас получается… Так сразу в уме и не посчитаешь. Ну-ка, погоди, я другу
позвоню. Он у нас самый образованный и даже продвинутый. В любой ситуации найдет
грамотное управленческое решение. Але! Дворкович, это ты? Ну-ка, ты самый умный,
скажи мне, если у нас с тонны десять баксов премия, то с центнера сколько? Ах,
ты не в кабинете, ты в машине едешь, и у тебя справки по газу нет под рукой…
А ты посчитай! Ах, у тебя и калькулятора нет. Ну, придумай что-нибудь, ты же
умный! Ага. Понял! Понял тебя. Спасибо. Пока. Ну вот, я же говорил – голова!
Знаешь, что он придумал? Что у меня в мобильнике калькулятор есть. Вот это гений!
Так, щас посчитаем. Десять баксов поделить на тонну, умножить на центнер, минус
мои семь баксов…

— Не понял!

— Чего ты не понял? Ах, да, чуть не забыл тебе сказать. Десять баксов – это
не только тебе. Это еще и тому, кто нового друга подключаться привел. То есть,
мне. Так что десять баксов – это нам с тобой на двоих. Три бакса тебе и семь
мне.

— Чего?

— Ничего особенного. Нормальный порядок. Ты как бы получаешь десятку, реально
оставляешь себе трешку, а семь баксов с тонны отдаешь мне. Говорю тебе, у нас
акция, подключаешь друга – получаешь десять баксов на двоих.

По безлюдной улице быстро бежал симпатичный молодой человек, а за ним гнался
гарный хлопчик, потрясая увесистыми кулаками.

— Эй, друг, ты меня не так понял, — кричал молодой человек, оборачиваясь на
пыхтевшего за ним хлопчика, — я согласен на шесть баксов с тонны, а себе можешь
оставить четыре…

— Да иди ты со своим единым экономическим пространством, — рычал гарный
хлопчик, припадая на правую ногу, но не сбавляя темпа погони.

— Ну, хорошо, хорошо, путь будет тебе четыре с полтиной, а мне – пять-писят…

Еще через час все тот же симпатичный молодой человек стоял один посреди майдана
и самодовольно ухмылялся.

— Пойду, — рассуждал вслух молодой человек, — поищу себе еще казахского друга.
А что, еще десять баксов с тонны не лишние.

Поделиться:
comments powered by HyperComments
56, за 0,198