Не понимаю, что такое «общественное телевидение»

Андрей Белянинов,
генеральный директор телерадиохолдинга Optimedia в Нижнем Новгороде:

Что такое «общественное
телевидение» я вообще не понимаю. Ну вот просто я не понимаю,
что это такое.

До его выхода в эфир
никому, по-моему, не показывали никакой его концепции. Может быть,
такая концепция и существует, но мне во всяком случае об этом не
известно. Может быть, потому что мне было это неинтересно — я и не
искал ничего подобного.

Может ли вообще так
называемое общественное телевидение изменить как таковую сетку
телевещания, сделать ее лучше?

Мне кажется, что
невозможно изобрести велосипед. Тем более в мире, где телевидение
российское — я подчеркиваю слово «российское» —
существует уже 22 года, а если мы говорим о каких-то демократических
вещах — телевидение существует уже более 60-ти лет.

Я буду хлопать в
ладоши, поклонюсь всем, кто там работает, если они придумают что-то
новое. Просто я уверен, что этого не случится, потому что придумать
нечто новое невероятно трудно. Именно поэтому я уверен: то, что они
будут показывать, уже есть у всех.

С другой стороны, когда
мне говорят «общественное телевидение», у меня не
возникает в голове образа пропаганды, государства и тому подобного.
Собственно говоря, можно было бы поставить вопрос так.

Если бы у нас не было
«рупора власти» (я не люблю слово «пропаганда»,
назовем это так — «рупор власти», потому что власть имеет
право за свои или за какие-то иные деньги высказывать свою точку
зрения) — мы могли бы об этом говорить.

Но так как существует
уже как минимум два фактически государственных телевизионных канала,
а один — окологосударственный, которые такими рупорами являются, то
куда же еще? Зачем увеличивать это количество?

Я не вижу смысла в том,
чтобы быть еще одним рупором государственной точки зрения на все,
чтобы то ни было. Думаю, что даже государство понимает: это —
чересчур. Я, конечно, не берусь угадывать мысли великих людей,
которые принимают решения, но на их месте можно было об этом
подумать, — это было бы оправдано.

Сегодня сообщество
регионального телевидения, сообщество людей, которое делает
региональное телевидение, обеспокоено тем, что на самом деле (и это
очень активно обсуждается в последнее время) региональное телевидение
с приходом «цифры» может просто «умереть»,
его просто не будет. Так как ему не будет места цифровом вещании.

И об этом говорят в
регионе, этому посвящено много вопросов, которые мы обсуждаем.

Говорю это к тому, что
с момента возникновения идеи общественного телевидения и до
сегодняшнего дня прошло уже так много времени, и это было такое
время, что, как мне кажется, сегодня так называемое общественное
телевидение уже не нужно.

То есть, если бы сейчас
отыграть назад, большинство бы сказало: «Не надо его делать».
Время для общественного телевидения сегодня ушло. Может быть, два-три
года назад это было бы как-то актуально. Сейчас — это не актуально
вообще.

Могло ли некое частное
телевидение послужить моделью для государственного?

Я знаю, кто занимался
общественным телевидением и кто писал его концепцию, — это был Антон
Фортунатов, о чем все знают. Он писал концепцию российского
общественного телевидения — это общеизвестный факт, мы общались с ним
на эту тему.

На самом деле очень
редко случалось, чтобы государственное телевидение давало идеи
телевидению частному. Наоборот: идеи шли от частного телевидения к
государственному. И так было всегда.

Прорыв в нашем
отечественном телевидении случился именно тогда, в начале 1990-х,
когда стали возникать частные телевизионные компании. Тогда, когда
государственные компании телезрители перестали смотреть.

Я очень уважаю труд
своих коллег. Но даже если взять Нижегородскую область и сравнить
рейтинг, допустим, государственного ННТВ и частных компаний, мы
поймем разницу. Лучших людей из частного регионального телевидения
продолжают приглашать к себе ВГТРК и «Первый канал», а
это уже говорит о многом.

Это говорит не о том,
что государственное телевидение плохое. А о том, что в борьбе за
зрителя оно должно соответствовать времени, соответствовать высокому
уровню. Оно, конечно, должно быть рупором, каналом пропаганды и так
далее. Но человека нельзя заставить включить телик именно на этом
канале — это просто невозможно сделать.

Человек должен хотеть
смотреть именно этот канал, потому что ему интересно его включать.
Именно тогда он увидит пропаганду и «рупор», и так далее,
и тому подобное. Вот и все. Все очень просто.

Поделиться:
comments powered by HyperComments
98, за 3,034