16+
Аналитика
30.08.2019
В государстве, для которого РАНХиГС готовит служащих, подобного быть не должно.
28.08.2019
… дальше был тот самый звонок из обладминистрации.
30.08.2019
НИУ РАНХиГС – часть «современного демократического общества», которое очень не любит критику.
30.08.2019
Ситуация с вытеснением Виктора Лысова из НИУ РАНХиГС не является уникальной.
30.08.2019
История  с «увольнением» Виктора Лысова показательна для оценки состояния, в котором пребывает отечественная высшая школа.
29.08.2019
Может ли ректор НИУ РАНХиГС отказать, если ему предложат уволить преподавателя?
29.08.2019
НИУ РАНХиГС лишил своих студентов одного из лучших преподавателей.
29.08.2019
Хотя прямой связи между созданием НОЦ и темпами развития в Нижегородской области нет.  
29.08.2019
В Нижнем происходит то же самое, что в Москве – «реорганизация».
28.08.2019
Как будет осуществляться поддержка живущих за чертой бедности нижегородцев – непонятно.
28.08.2019
Борьба с коррупцией будет основным направлением работы нового главы нижегородского УФСБ.
27.08.2019
Провозглашаемые властью цели и реальные действия слишком сильно различаются.
26 Августа 2019
160 просмотров

Богатые и бедные есть везде

Александр Суханов
координатор Нижегородского эксперт-клуба
Богатые и бедные есть везде

Создание реестра проживающих в Нижегородской области граждан с доходами ниже прожиточного минимума позволит понять, сколько же жителей региона реально нуждается в помощи, чтобы жить на достойном уровне.

Пока социальная помощь размазывается, как каша по тарелке, – всем понемножку. Берется социальная группа, например, «пенсионеры» - такие-то и такие-то, «инвалиды» - такие-то  и такие-то и так далее. Однако эти группы далеко неоднородны. В одной и той же группе есть люди, которые подачку в виде пяти-семи тысяч вообще не заметят; а есть те, кого эти деньги спасут, позволят сохранить здоровье, выжить в непростых условиях.

Реестр поможет определиться, у кого доходы ниже прожиточного минимума, кому именно нужно помогать.

А вот какой будет помощь? Если это будет дотягивание до прожиточного минимума, то бедность никуда не уйдет. Живущий на прожиточный минимум – это тоже бедный человек. С другой стороны, оказать помощь всем вряд ли получится.

Ни в одном государстве, даже самом богатом, помощь всем не оказывается. Поэтому есть два пути борьбы с бедностью.

Один – оказание материальной помощи людям, живущим ниже черты бедности и неспособным по разным причинам улучшить качество своей жизни. Это люди не совсем здоровые, возрастные, недостаточно образованные для новых профессий. Им надо помогать в полном объеме.

Другой – помощь в самообеспечении, создание условий, при которых люди способны сами себя обеспечить.

Иначе говоря, кому-то надо подложить рыбки в тарелку, а кому-то дать в руки удочку и научить эту рыбку вылавливать самому. И в такой поддержке нуждаются самозанятые, малый бизнес, семейный бизнес, – и эти категории у нас недоразвиты.

Говоря о бедности и социальной поддержке со стороны государства, необходимо иметь в виду, что если такая поддержка дает возможность жить не работая, то в капиталистических странах появляется слой профессиональных потомственных нищих, которые живут исключительно на социальные пособия от государства. Это тоже плохо. Человек считает, что свобода личности подразумевает «не хочу работать – не буду». Но кормить-то его приходится нам с вами.

Поэтому пособие должно быть достаточным, чтобы жить, но недостаточным, чтобы совсем уж беззаботно существовать не работая. Человек должен просить у государства удочку, а не рыбу. А у нас, к сожалению, социальное иждивенчество, идущее от социализма, очень развито – нам государство должно все: ввернуть лампочку в коридоре, травку постричь на газончике и так далее. Мы видим, как в фейсбуке вывешивают фотографии о том, как много везде мусора – какие у нас плохие руководители. Так и хочется спросить: это руководители ходят по улицам и сорят, сорят? Сорим мы сами, а убирать должен неизвестно кто. Это иждивенчество надо преодолевать.

Поэтому борьба с бедностью это не «давайте, дадим им еще немного денег», а система мер, которые в конечном счете должны снизить число нуждающихся или живущих за чертой бедности.

Фактически же надо уйти не просто за черту бедности, а в средний класс, где о бедности не помышляют. Нижний слой среднего класса – это люди, обеспечивающие свое существование собственным трудом и способные поддерживать свое благосостояние на определенном уровне.

И здесь государство должно помочь людям создать бизнес, создать условия для ведения бизнеса, предоставить дополнительные услуги, чтобы этот бизнес не загнулся. Никто не должен «кошмарить» бизнес, как говорит президент, отбирать бизнес у людей. Надо, чтобы силовики защищали бизнес, а не громили его. Чтобы чиновники не вынуждали давать взятки, а помогали административным ресурсом.

А у нас пока все ограничивается предложениями «добавить социалки». Это бесполезное занятие. Пока мы будем начислять социальную пенсию людям, условно говоря, типа Абрамовича, средств на достойные пенсии не будет.

Закон об обеспечении социальных пенсий должен предусматривать, что с определенного уровня дохода человек претендовать на государственную пенсию не может – он обеспечил себя сам.

В этом случае сократится число получающих пенсию и социальная пенсия станет больше, а прожиточный минимум поднимется. А самое главное, сократится разрыв между богатыми и бедными.

Богатые и бедные есть везде, но разрыв между верхними и нижними десятью процентами, измеряемый, как в России, десятками раз, это недопустимо. После 1917 года во всем мире самые богатые люди поняли, что нельзя держать народ в нищете – это опасно для них самих. Наша элита этого еще не поняла, полагая, что она с народом не связана.

Если люди будут жить достойно, они не будут пускать «красного петуха» и грабить богатых. Сегодня же они богатых ненавидят. Сейчас все противники власти делают политические висты на формировании зависти: у кого дом больше, на сколько квадратных метров. Но проблема ведь не в том, что у богатых большие дома, а в том, что у обычных людей нет домов.

Именно поэтому на Западе действует очень много фондов, которые каждый уважающий миллиардер считает себя обязанным иметь, и оказывается всяческая поддержка населению разных категорий – кто на чем специализируется – именно для того, чтобы не допустить существования совершенно нищих людей, не допустить огромного разрыва в доходах.

Посмотрите, как у нас отличается зарплата топ-менеджера в крупной кампании и преподавателя, даже профессора в вузе – не в Москве, а в регионе. Какой будет разница? Я уже не говорю о других категориях.

Мы пытаемся выстроить систему по образцу западной, но пока делаем все по-своему, потому что не закончился период первоначального накопления капитала – очень опасный период. Многие люди являются обладателями крупного капитала в первом поколении, и это приводит неразумным действиям.

Думаю, Россия переживет этот период – президент и правительство пытаются вразумить эту элиту. Насколько это получится, не знаю.  Пока вопросов очень много. Но ничего особенного не происходит – идет становление нового социально-экономического порядка. 

По теме
27.08.2019
Помощь малообеспеченным нижегородцам не должна ограничиться внесением их в реестр.
26.08.2019
Модернизация трассы М7 полезней, чем новая платная трасса.
23.08.2019
Средний класс ─ это как призрак. Вроде и бродит по России, а как выглядит и куда идет, неизвестно.
23.08.2019
Реестр нижегородцев с низкими доходами поможет предотвратить снижение их уровня жизни.
Подборка