01:30 16-12-2006 Просмотров: 21

Покаянный концерт Бутусова

Некогда он казался мрачноватой и даже слегка надменной рок-звездой, после роспуска «Наутилуса» у Вячеслава вдруг обнаружилось своеобразное чувство юмора и склонность к травле самых диких баек.

После альбома «Биографика» 2004 года «знатоки» зашумели об окончательном переходе музыканта в лоно поп-культуры – но здесь вышла явная накладка. Бутусов обогатил программу несколькими песнями Цоя – благо, участие в группе «Ю-Питер» гитариста «Кино» Юрия Каспаряна автоматически сняло вопросы о правомерности такого смелого шага. К «Ю-Питеру» стали относиться с благоговением. Тем более, выяснилось из первых уст, что в «попсовой» «Песне идущего домой» речь, на самом деле, идёт о возвращении с церковной службы, а в одном интервью Бутусова проскользнуло, что даже на гастроли он берёт с собой труды Иоанна Кронштадского и Феофана Затворника.

Гром грянул неожиданно. Экс-соавтор Вячеслава по «Наутилусу Помпилиусу» поэт Илья Кормильцев обвинил товарища в продажности движению «Наши» и в открытом письме потребовал отозвать песни со своими текстами из проекта «Ю-Питер». Вопреки всем ожиданиям, оправдываться, огрызаться и обороняться Бутусов не стал. Продемонстрировав непоказное смирение, он публично согласился с доводами Кормильцева, но и пиара из своей трагедии не сделал, заявив, что лучше принесёт покаяние в церкви, нежели покажет народу откровенность, от которой в итоге всех начинает тошнить.

Раскаивался Бутусов истово. В ряде интервью появились его монологи о кроющейся внутри бездне из комплексов, неуверенности и бредовых состояний. Этот страшный клубок, это постоянное жало (как сказал бы апостол Павел) не даёт глубоко верующему, по-настоящему воцерковлённому музыканту исповедовать Христа непосредственно. Однако, ошибочно думать что религиозного подтекста в сочинениях «Ю-Питера» нет. Эти смыслы присутствуют неявно, имплицитно, но присутствуют практически в каждой песне нынешней программы.

Бутусов прекратил играть песни на стихи Кормильцева. Вероятно, этот факт вынудил Вячеслава представить 25 ноября в СDK МАИ акустическое отделение, чего не делалось уже много лет. Первая же песня («На берегу безымянной реки») спровоцировала в зале бурные одобрительные вопли. «Ура, МАИ!!», — поспешил поощрить крикунов Бутусов, ещё не расправившись до конца с песней. Создавалось впечатление, что он больше всего боится кого-то напрячь, кого-то разочаровать и кому-то досадить. Он почти не общался с поклонниками, не позволял себе лишних движений, но при этом делал своё дело так, что у многих перехватывало дыхание. Даже пюпитр с текстами песен не казался каким-то послаблением или скидкой на лень.

Смятенное состояние души и сердечное призывание защиты Господней ёмко отразилось в строчках песни о мухе и чашке:

Пожалей мою беспечность

И страдающую плоть…

Утешение пришло в не игравшейся тысячу лет песне «Тихие игры». Под «светлыми мальчиками с перьями на головах», конечно же, разумелись ангелы. Пока взрослые неспокойно спали, бесплотные силы незаметно управляли их земные пути так, чтобы утреннее пробуждение стало хоть чуточку легче. Гитара Каспаряна – с напористыми приливами и уступчивыми откатами назад — замечательно передала контраст между тяжёлыми снами людей и благими деяниями ангелов.

Со сновидениями у Бутусова вообще-то сложные отношения. Как любой настоящий православный христианин, он не желал чрезмерно доверять ночным видениям. Например, в «Мере» «вещие сны» закономерным образом превращались в «ветхие», а к ангелам относился молитвенный призыв сбросить эти лживые мечтания. А в цоевской «Звезде по имени Солнце» певец неизменно делает особый упор на словах «не считая, что это сон».

«Тихие игры» оживили детей, коих присутствовало в зале немало. Девочки просились к папам на плечи, мальчики начинали галантно вальсировать, крутясь вокруг своей оси. И это при том, что из «детского» альбома «Овалы» в концерте прозвучала лишь самая сложная песня «Берег». Однако ребятишки, как ни странно, восторженно приветствовали недоступные их пониманию баллады «Так любил» и «Моя звезда».

«Ударная любовь» послужила условной границей между акустической и электрической частями. Сразу после неё Бутусов передал москвичам «ударный привет из Питера». В этом тоже виделось особенное внимание певца к людским чаяниям. Один человек очень трепетно относился к передаваемым через него приветам. По его мнению, на людях, которые забывают это делать, лежит груз судьбы того, чей привет не дошёл и того, кто привет не принял. Когда два года назад этот человек пришёл на концерт «Ю-Питера» в ДК Горбунова, то был приятно поражён, что Бутусов озвучивает «приветы», переданные жителями тех городов, в которых он побывал недавно на гастролях.

Раскрученные песни из «Биографики» Бутусов лишил развлекательного подтекста. Из «Девочки по городу» исчезло многократное заклинание припевом в конце. В «Песне идущего домой», напротив, добавился куплет о растаявшем после церковной службе снеге на сердце. «Сердце камня» (с альбома «Имя рек») облеклось в сёрфовую аранжировку a-la саундтрековую вещицу «Misirlou» к известному фильму Тарантино. Так был поставлен знак равенства между окамененным нечувствием грешника и кровавыми масскультурными поделками американского кино. Сам Бутусов сделал всё, чтобы сердца его поклонников, пришедших на концерт, такого не испытали.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
106, за 0,368