02-02-2017 Мария Кром

Менялось постоянно и все

Спектакль Про любовь - КомедiяПьеса, по которой поставлен спектакль «Про любовь» называется «Он, она и пять пудов любви».

Наш режиссер, Анна Артамонова, большая любительница Чехова. Ее предыдущим спектаклем был «Ваш Чехов», который она поставила с молодыми московскими актерами и привозила в Нижний Новгород, очень понравился зрителям. «Пять пудов любви» — это реплика Чехова, и, видимо, под влиянием его произведений она решила использовать ее в заглавии, хотя пьеса ни сюжетом, ни чем другим не связана с Чеховым.

Но наш спектакль называется «Про любовь». Решение о том, как назвать постановку, видимо, принималось в театре «Комедiя». Здесь есть худсовет, завлит, и они пытаются найти такое название, на которое зритель захочет прийти. Название «Про любовь» — более душевное и понятное, поэтому спектакль и был назван так.

С одной стороны, работать с режиссером-мужчиной легче – это сто процентов. С другой стороны, мы привыкли к женской режиссуре, поскольку в театре есть Надежда Ковалева; я участвовала во многих поставленных ею спектаклях. Поэтому работа с режиссером-женщиной не была для меня совершенно новым опытом. Но женщины это совершенно разные.

Мне было совершенно легко работать с Анной Артамоновой, можно было привносить что-то свое, она не держалась за свой сценарий, я могла по ходу действия что-то менять в своей роли, например, я сама придумывала частушки (способность срифмовать «палка-скалка» у меня есть), какие-то фразочки, связанные с индийскими делами (моя героиня занимается йогой). И режиссер спокойно на это шла, принимала, переделывала сценарий.

Вообще она постоянно находится в творческом поиске – она может прийти утром и сказать, мол, все будем делать по-другому, я ночью подумала и изменила. Потом остается три дня до премьеры и она говорит: «Я допишу пятую новеллу – тут еще одна артистка выздоровела». Такая непредсказуемость, на мой взгляд, это именно женская черта.

Менялось постоянно и все.

Она притащила живых музыкантов, они вроде бы поняли, где им надо вступать, где играть, потом она говорит, что все будем менять, вчера одно, завтра другое… они сказали: «Спасибо, до свидания», ушли. Притащила других, те давай приспосабливаться – им было очень трудно. Сначала они не могли поймать необходимость подстраиваться каждый раз – актер пришел в другом настроении, режиссер переспала со сценарием и что-то дописала-переписала, они сами между собой ругаются: «Ты не так играешь», — в общем, страсти кипели. Но в конце концов – я очень хочу похвалить музыкантов, они молодцы – они вырулили, поняли, что нужно подхватывать, что заранее ничего точно подготовить нельзя: может, мне одну частушку захочется спеть, может, другую, может, две, может, пройтись куда-нибудь. И все у них стало получаться.

Я играю в спектакле двух героинь, причем обе феминистки – но в процессе работы я вовсе не воспринимала их таковыми. Когда ты работаешь над ролью, ты думаешь над совсем другими вещами. А потом, читая отзывы, понимаешь, что все это со стороны смотрится как-то иначе. В более веселой роли мне помогало то, что эта женщина любит себя, холит себя, ей наплевать на всех мужиков, — она из тех женщин, который знают, «как надо», но у кого на самом деле ничего нет. Мне в этой работе очень помогла наш хореограф, Ася Горбачева – движения, пластика дали возможность ухватить нужный образ.

Главное, что объединяет обе моих роли, как и все остальные в этом спектакле, — это любовь. К себе, к мужчине… – разные виды любви. Кто-то хочет любви, но не получает. У кого-то любовь продолжается годами, и хотя уже и нет никакой любви, расстаться все же тяжело. У кого-то любовь только начинается. У кого-то она не состоялась – как у меня в последней роли, где я играю режиссера – отношения могли бы в нее вырасти, но моя героиня сама их разрывает, посчитав, что партнер ее не достоин.

На основе интервью «Столице Нижний».

comments powered by HyperComments
113, за 0,207